Домашняя помощь

Чай дома

Жизнь была бы сплошным блаженством, если бы у меня была одна из тех уборщиц, которых вы можете видеть в аэропортах или в холлах отелей, с совком для мусора и щеткой в одной руке и шваброй в другой. Они бы могли везде сопровождать меня, как шлейф дорогого парфюма, убирать беспорядок на моем пути и нести мой багаж. Их называют уборщиками. Побалуйте себя и наймите такого.

Но моя мама беспомощна. Она наконец согласилась нанять помощницу. Но она все вычищала до ее прихода, а потом приглашала ее на чашку чая.

Чай дома

Нам было сложно прийти к соглашению относительно домашней помощи. Как может показаться, модно иметь родственников, принадлежавших к рабочему классу, это обвивается вокруг вашей шеи как ювелирное украшение, но иногда ожерелье из искусственного жемчуга начинает вам жать. У меня целая вереница предков, занимавшихся ручным трудом. Мой прадедушка работал на конюшне, моя бабушка была кухаркой, а несколько моих покойных бабушек работали служанками при состоятельных людях. Это похоже на роман Барбары Тейлор Брэдфорд, только без участия королевских особ. Сейчас я не могу сказать, что кому-либо из моей семьи нравилось быть подчиненным. Мне казалось, что платить другим людям деньги за то, что они делают за тебя грязную работу, – значит использовать их в своих целях, ставить ниже себя и оскорблять. Сейчас, спустя двадцать лет, я, мать четырех детей, признаю, что была неправа, хотя и делаю это с известной долей притворства и из привычки жить по двойному стандарту. И произошло это тогда, когда я уже просто не могла сидеть на своей ханжеской пятой точке – я спустилась с высот своих моральных принципов и начала нанимать одного за другим няню, помощницу по хозяйству, садовника, уборщицу, сантехника, курьера по доставке еды на дом, массажистку, обслуживающую на дому, и стала гораздо счастливее. Я нашла свое истинное призвание – я была рождена не для того, чтобы убираться, а для того, чтобы руководить.

Было бы прекрасно, если бы я могла сказать о себе, что в то время, пока люди, нанятые мною, трудились с рвением только что посвященного фанатика на религиозной сходке, я занималась куда более важными делами, нежели сортировкой чая: например, управляла Министерством торговли и промышленности. Но правда состояла в том, что, освободившись от домашних хлопот, я нашла себе менее нудные занятия, которые оплачивались ровно настолько, насколько было нужно, чтобы оплатить работу других людей.

В то время как нянька сидела с ребенком, я выполняла обязанности секретаря у женщины, которая была замужем за пэром. Я проводила время не за клавиатурой, а сопровождала ее во время походов по магазинам и постоянно называла ее леди Уотсерфие. Дав мне задание подписать приглашения на Рождество, она отчитала меня за то, что я была недостаточно внимательна: я сделала ошибку в имени леди Твитт, которое на самом деле должно писаться с определенным артиклем.

Какая разница? – спросила я. Огромная, Мэрион, – ответила она ледяным голосом, прочитав мне лекцию на тему этикета, принятого в аристократических кругах. Я не осталась в долгу и заметила, раз уж мы взялись обсуждать формы обращения людей друг к другу, после нескольких месяцев, проведенных мною в подчинении у нее, было бы неплохо запомнить мое имя.

Итак, суть не меняется. Трудно сохранить чувство собственного достоинства, если вы в подчинении – в ресторане ли, музее или общественном туалете. Разница лишь в том, как с вами обращаются. Будь добра по отношению к самой себе и особенно по отношению к тем, кто на тебя работает. Конечно, подавать завтрак в постель своей прислуге – это уже чересчур, если только она – не мужчина 24 лет европейской внешности, похожий на Горана Визинника. Тогда полный вперед. Но не забывай: законы о сексуальных домогательствах всегда на страже.

© 2008-2010гг Все права защищены dermanet.ru