Кто такой игрушечный мальчик?

В отличие от союза Адама и Евы, в котором первым был создан мужчина, союз Барби и Кена начался с женщины. Несколько лет назад она отпраздновала свой сороковой юбилей, но Кена сняли с конвейера два года спустя.

Их можно любить или ненавидеть, но нельзя отрицать, что в рыночном масштабе они – идеальная пара. Как в сказке, они замужем друг за дружкой. Мы можем еще увидеть одинокую Барби или разведенного Кена. О сексе и поцелуях не говорится ни слова, но они все делают вместе: виндсерфинг, плавание, мотоциклы и ролики. Барби любит Кена настолько сильно, чтобы позволить ему водить свою машину. Хотя, наверное, это мечта каждого мачо – возить шикарную блондинку в машине, я не представляю Кена в костюме розового цвета. Вообще Кен – подкаблучник. Он всегда вместе с Барби, у него нет своего места. Он терпит ее манеру одеваться в стиле китч, и у него нет друзей. У него даже нет работы.

Хотя они являют собой пример идеальных отношений, наша Барби все-таки забеременела. Не может быть, чтобы ей не хотелось детей – у нее столько детской одежки, сколько нет ни у одной женщины. Она постоянно сидит с маленькой сестрой Крисси и другими карапузами, иногда даже по трое. Видимо, в 42 года ее приостановившиеся биологические часы заставляют преследовать незрелых девочек? Но раз у них с Кеном нет необходимых органов, усыновить китайских близнецов – единственный выход.

Кто знает, что Барби привлекает в Кене, кроме шапки густых волос – но я вспомнила ее привязанность к кузине Син-ди и постоянному спутнику Полу. Моя мама считала, что Барби – булка, а Синди – очень милая девушка. Барби всегда появлялась с голубыми тенями на веках и без трусиков, а Синди, насколько я помню, в одном шерстяном пальто и с головной болью. Я более чем уверена: Синди сейчас живет в Нью-Йорке с мужем и пятью детьми и выучилась на психотерапевта.

А Кен, наверное, переживает жизненный кризис. Ни одна из сестер Барби, живущих в доме-дворце Барби у моих детей, не дала ему комнату для жилья. Когда выбритый Кен появился на рынке и я купила его своим детям, он тут же был отправлен в другие апартаменты – коробку для туфель за кроватью. Я не думаю, что Кен стал бы счастливее, даже если бы он захватил с собой в саквояжнике презервативы.

Мужчина-воин жил в домике Барби долгое время. Барби пострадала в схватке, во время которой мужчина-воин спасся бегством, став еще одной жертвой домашнего насилия. Сейчас она лежит без головы на розовой кровати и совершенно не способна заниматься сексом, в то время как мужчина-воин участвует в разных боевых схватках, а клоны блондинки приносят ему еду. А Кен хочет, чтобы его зарернули в теплое одеяло.

В реальной жизни это бы не сработало. Он бы брил голову и гулял с одним из ее друзей, читал Men's Health и сделал бы себе татушку. Он бы продавал кока-колу, поджаривал мясо и заработал бы себе на учебу в Итоне. С таким лицом, как у него, ему не пришлось бы думать об инъекциях Боток-са, и он был бы самым лучшим в команде регби.

Барби бы лежала в больнице у доктора Синди, беспокоясь за мужчину-воина и за свою неудачную карьеру дантиста.

Ну хватит. Все мы понимаем, что это всего лишь фасад. Все мы знаем, что Кен скорее всего гей. Вот доказательство – долгие месяцы цветов и обедов с Барби. Да, но это смелые выводы из того, что он всегда изящен и покупает GQ – только из-за статей – и носит пижамы. Он заводит котят вместо малышей, поет арии и любит хозяйничать на кухне. Даже Барби знает, что к сорока годам все классные парни либо уже женаты, либо они геи.

Вот почему маленькие девочки играют с куклами.

Любовники, о сексе с которыми ты сожалеешь Перед свадьбой моя подруга сказала своему будущему мужу, что она надеется, у него нет желания заниматься политикой, потому что она не позволит, чтобы ее личная жизнь выносилась на суд общественности. К счастью, он не имел ничего против безвестности, и о ее секретах так и не узнал National Enquirer. Кому нужно, чтобы весь мир, читающий таблоиды, узнал о том, что весь задний ряд на фотографии выпуска 1982 года сделал себе карьеру в посольстве? Артистка Треси Эмин чувствует себя великолепно, вышивая на своей палатке имена всех мужчин, с которыми она спала, некоторым женщинам потребуется шатер, чтобы расселить все свои увлечения, в то время как остальные, что довольно странно, могут обойтись одним лишь носовым платком.

Естественно, после двух свадеб, частых походов в библиотеку и восстановлений девственности я занимаю положение между носовым платком и панамкой, но я боюсь, что некоторые имена мне не следовало бы раскрывать. Сама мысль, что люди за моей спиной будут говорить об отсутствии у меня морали и вкуса, доставляет мне дискомфорт – все равно что твой школьный учитель расскажет, что у тебя в волосах были вши, дантист будет распространяться о дурном состоянии твоих пломб, а парикмахер расскажет всем, что ты не являешься натуральной блондинкой.

Но все это цветочки по сравнению с тем, что кто-нибудь из твоего прошлого может сделать вид, что не знает тебя. Я боюсь, стань я знаменитой, ни один из мужчин, с которыми я спала, не признается в этом. Не могу сказать, что они – такая уж драгоценность, но всех их объединяло одно – они любили себя гораздо больше, чем меня.

© 2008-2010гг Все права защищены dermanet.ru