В погоне за счастьем

интеллектуальные беседы, просто мне нравится общаться – ведь когда мы заканчиваем обсуждение новой книги, мы переходим к сплетням. Давайте забудем о Прусте хотя бы на время и поговорим о моем инструкторе, владеющем техникой Пилатес, порассуждаем о гладких ногах и вспомним имена всех наших сексуальных партнеров. К тому же перипетии романов часто отражают действительность и выжимают весь сок моих собственных историй, которые намного интереснее литературы. Сознаться в чем-либо гораздо проще, когда это уже сделала за тебя какая-нибудь мадам Бовари.

Моя подруга Юлия говорит, что компания Tupperware устраивает презентацию в нашем клубе – почему бы не собраться вместе, даже если нам не нужен контейнер с плотно закрывающейся крышкой. Одно слово для тех, кто еще не принял католицизм и чувствует необходимость сбросить тяжесть с души. Подумай об этом. Если ты уже оплатила услуги женщины, которая сделала тебе прическу, и еще одной, которая наводила маникюр, доведи дело до конца – заплати еще кому-нибудь, чтобы выслушали твои переживания и закрыли твой рот на замок. Ты почувствуешь себя гораздо лучше, если не сболтнешь что-нибудь лишнее кому-нибудь из знакомых. Поверь мне, может, они и будут мягко улыбаться, но за спиной станут обсуждать тебя.

А если ты терпеть не можешь психиатров, то заведи себе еще одну книгу или поделись своими неприятностями с дневником.

Пожалуйста, скажи мне, что я не единственный человек, у кого фетишизм к канцелярским товарам. Можешь и не говорить – я знаю, что это так. Недавно я обедала со старым писателем, который постоянно курил Marlboro и признался

Жизнь ежедневника в любви к хардроку S&M еще до того, как мы открыли бутылку вина. Так как я планировала написать статью о ресторане, я достала свой рабочий блокнот и начала делать записи что-то вроде этой: Черт подери, как можно это вынести? Но в тот момент, когда он увидел мой блокнот в переплете, он забрал его у меня и начал тискаться с ним, как с персидским котом.

О, какая прелесть, сколько, вы говорите, он весит? – мурлыкал он, перебирая листы. – И какой чудесный переплет, где вы его достали? Когда он говорил, он так нежно гладил переплет, как будто это был женский пояс с черными шелковыми чулками. И после этого он тут же достал свой – в кожаном переплете, с тонкими листами и мраморными уголками. Не очень внушительных размеров, изящный. Я вздохнула с восхищением.

Хотите подержать? – нежно спросил он. Это тут же изменило тему нашего разговора с домашних тюрем на более безопасную тему нашей общей собственности – качество бумаги. Он был еще большим знатоком, чем я, и утверждал, что дома у него одни блокноты на полке. Хотя сейчас я задумываюсь над тем, что его игривая фраза Почувствуй мою кожу могла означать все, что угодно.

Как и во всем остальном, я настоящая расточительница. Я всегда нахожусь в поиске и никогда не могу пройти мимо канцелярских товаров без того, чтобы не заглянуть внутрь и не купить что-нибудь. Я обладательница Объединенной акции блокнотов всех цветов, размеров и форм – классических, этнических, старомодных и наимоднейших. Переплеты в форме спирали с изящной цепочкой, с логотипом дизайнера и королевской печатью, в обложке из китайского шелка, со страницами, похожими на туалетную бумагу времен Первой мировой. Их объединяет только одно – все они Пустые.

© 2008-2010гг Все права защищены dermanet.ru